?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Музей-заповедник

01. За невысоким заборчиком начинается усадьба Антона Павловича Чехова, в которой он с семьей поселился в марте 1892 года, переехав из Москвы.

«Станция Лопасня, Моск.-Курск. Это наш новый адрес. А вот вам и подробности. Не было у бабы хлопот, так купила баба порося! Купили и мы порося – большое, громоздкое имение, владельцу которого в Германии непременно дали бы титул герцога. 213 десятин на двух участках. Чересполосица…» - вот первые мелиховские впечатления Чехова.


02


Хина Марковна и Бром Исаевич

03. Во многих странах стоят памятники собакам за их ум, преданность, бескорыстную дружбу. А вот памятник таксам Антона Павловича Чехова есть только в Мелихово.

Автор памятника – член-корреспондент Российской академии художеств, заслуженный художник РФ Александр Рожников. Обдумывая проект, скульптор представил себе такую картину: «Антон Павлович гуляет по усадьбе в картузе, останавливается около яблони, снимает головной убор и оставляет его на валуне. Туда же кладет яблоко. Подбегают таксы, неотступно следовавшие за хозяином. Таким образам, хотя сам Чехов в скульптурной композиции не присутствует, его дух незримо витает рядом».

Чехову давно хотелось завести породистых собак. После приобретения мелиховской усадьбы Чехов попросил петербургского знакомого, редактора журнала «Осколки», Н.А. Лейкина подарить ему щенков своих такс – Динки и Пипа. Позже, увидев подросших чеховских питомцев, Лейкин вспоминал, что был поражен их сходством с родителями. Он едва удержался, чтобы не позвать их именами своих собак.

Весной 1983 года, после утомительного переезда из столицы, щенки обрели новый дом. И сразу начали в нем хозяйничать: облаяли прислугу, разнесли по всему дому калоши, выгребли землю из цветочных ящиков, в довершении всего привели в ужас дворняжек, никогда не видавших таких странных собак. Мария Павловна дала этим собакам медицинские имена: Хина и Бром. Когда же собаки подросли, Чехов счел фамильярностью обращение к ним по имена и дал собакам отчества. Так появились Хина Марковна и Бром Исаевич.

Лейкину Чехов сообщал: «Таксы Бром и хина здравствуют. Первый ловок и гибок, вежлив и чувствителен, вторая неуклюжа, толста, ленива и лукава… Оба любят плакать от избытка чувств».




04. Таксы стали любимицами писателя. Они сопровождали его повсюду, смешные и церемонные, им позволялось спать в комнате Антона Павловича, с ними он любил вести долгие разговоры, ставить уморительнее домашние спектакли. Михаил Павлович, младший из братьев Чеховых, вспоминал:

Бром и Хина были таксы, черненький и рыженькая, прчем у Хины были такие коротенькие, все в сборах ножки, что брюхо у нее чуть не волочилось по земле. Каждый вечер Хина подходила к Антону Павловичу, клала ему на колони передние лапки и жалостливо и преданно смотрела ему в глаза. Он менял выражение лица и разбитым, старчески голосом говорил:
- Хина Марковна!.. страдалица!.. Вам ба лечь в больницу!.. Вам ба там ба полегчало ба-б.
Целые полчаса он проводил с этой собакой в разговорах, от которых все домашние помирали со смеху. Затем наступала очередь Брома…

Памятник Хине и Брому был установлен 22 декабря 2012 года, и сразу же появилась традиция: потереть носы собачкам, чтобы сбылись желания. Теперь чеховские таксы, трогательные и забавные, встречают гостей мелиховского музея. Глядя на их задумчивые мордочки, невольно вспоминаешь слова Чехова: «лапы кривые, тела длинные, но ум необыкновенный».


Кабинет А.П. Чехова

05. В своё новые имение в Мелихове Чеховы переехали в марте 1892 года.

Лучшая комнате отведена была Антону Павловичу под кабинет. Большая, с огромными венецианскими окнами, с тамбуром, чтобы не дуло, с камином и большим турецким диваном. Зимой окна до половины заносило снегом. Иногда зайцы заглядывали в них из сугробов, становясь на задние лапки, причем Чехов говорил Лике, что это они любуются на неё. А веной в окна смотрели цветущие яблони, за которыми ухаживал сам Антон Павлович (Т.Л. Щекина-Куперник. О Чехове)

На самом видном месте большой письменный стол. На столе всё, что нужно было Чехову: его любимая чернильница, одни из самых старых экспонатов музея: ручка, карандаш и черновики рукописей. Более сорока произведений было написано Чеховым в Мелихове. Среди них: «Остров Сахалин», «Палата № 6», «Моя жизнь», «Дом с мезонином», «Мужики», «Крыжовник», «№Человек в футляра», «О любви», «Дядя Ваня», «Чайка» и другие.

Рядом с рукописями – врачебные инструменты и медицинский отчет в Серпуховское земство из которого видно, как много мольных было принято Чеховым в первые месяцы жизни в Мелихове; визитная карточка и пенсне писателя, каталоги садовых заведений, маленькая рулетка, спрятанная в пресс-папье, которой Чехов часто пользовался при посадке деревьев.

На столе стоит фотография любимого композитора П.И. Чайковского с дарственной надписью А.П. Чехову. Здесь же фотография Л.С. Мизиновой, «прекрасной Лики», частой гостьи мелиховского дома.

Стены кабинета увешаны фотографиями писателей и поэтов из окружения А.П.Чехова.

06

07


08. Полотняный портфель переписчика Всероссийской переписи населения (1897 г). В письме к Суворину Чехов пишет: «У меня весь январь перепись, среди счетчиков я буду на манер ротного командира» (4 января, 1897 г.).


Мария Павловна Чехова – сестра писателя (1863-1957)

09. Мария Павловна преподавала историю и географию в женской гимназии Ржевской в Москве. В Мелихово старалась приезжать часта: здесь старики родители, всякие хозяйственные и огороднические дела. Она во всем старалась помочь Антону Павловичу. На столе учебники, тетради, карандаши, кисточки и конторские счеты. Именно Маша рассчитывалась с работниками, подыскивала кухарку, горничных.


10. В мелиховские годы Маша серьёзно занималась живописью. Её работы хвалили художники Левитан и Серов. Предлагали своё наставничество Суриков и Браз. Мария Павловна посещала вечерние классы при Строгановском училище, студию А. Хотяинцевой. В Мелихове вместе с подругами она ходила на этюды.

В комнате личные вещи М.П. Чеховой, её подлинные этюды и рисунки, фотографии родных, гипсы (учебные пособия).


Гостиная

11. «У меня по целым дням играют и поют романсы в гостиной, рядом с моим кабинетом, и поэтому я постоянно пребываю в элегическом настроении», - писал Антон Павлович 1 марта 1893 года писательнице Л.А.Авиловой.

В гостиной звучала музыка Чайковского, Глинки, Шопена. Летом здесь всегда была открыта стеклянная дверь на веранду. Чудные звуки музыки плыли в сад, а из сада в комнату доносился одурманивающий запах цветов. «Цветы у меня цветут на славу. Запахи удивительные, особенно по вечерам», - из письма А.П.Чехова.

В те времена входила в моду серенада итальянского композитора Гаэтано Брага «Валахская легенда». Ноты этого романса и сейчас лежат на рояле «C.BECHSTEIN». «Прекрасная Лика» великолепно исполняла этот романс. «Антон Павлович находил в этом романсе что-то мистическое, полное красивого романтизма», - вспоминал Михаил Павлович, брат писателя. Позднее эта серенада зазвучит в таинственном рассказе Чехова «Черный монах».


12. На стенах гостиной висят картины: в семье Чехова понимали и любили живопись. Николай Павлович Чехов, брат писателя, учился в Московском училище «Живописи, ваяния и зодчества». Его друзьями по училищу были Исаак Ильич Левитан и Федор Осипович Шехтель.

Владимир Иванович Немирович-Данченко вспоминал: «Писал Чехов «Чайку» в Мелихове. Оно находилось в двух-трех часах от Москвы по железной дороге, и потом одиннадцать верст по проселочной дороге леском. В имении был довольно большой одноэтажный дом. Туда часто наезжали гости. Чехов положительно любил, чтобы около него всегда было разговорно и весело. Но все-таки, чтобы он мог бросить всех и уйти к себе в кабинет записать новую мысль, новый образ.
Мелихово-Гостиная.jpg

13.Был хороший сад с прямой красивой аллеей, как в «Чайке», где Треплев устроил свой театр. По вечерам все играли в лото. Тоже как в «Чайке».

14


Лучшая в доме – большая угловая комната с широким окном, размером в три обычных окна – была отдана под кабинет Антона Павловича. Из кабинета дверь вела в гостиную, где стоял доставшийся нам вместе с домом большой старинный рояль. Из гостиной одна дверь выходила в мою комнату, другая – на террасу, третья – в проходную комнату с великолепным итальянским окном из разноцветных стекол, названную впоследствии «Пушкинской», - вспоминала М.П.Чехова – « Как-то А.И.Смагин подарил мне литографированную репродукцию с известного портрета А.С.Пушкина, работы художника Кипренского. Антону Павловичу понравился этот портрет, и я повесила его в проходной комнате. С той поры эта комната и стала у нас «пушкинской.


15. В настоящее время литография с портрета А.С.Пушкина висит на северной стороне комнаты.


16. Из коридоре одна из дверей вела в спальню писателя. Окно в спальне выходило в сад с видом на пруд. В одном из писем, после переезда в Мелихово, Антон Павлович пишет А.С. Киселеву:
- В саду, в 15 шагах от дома, пруд (15 сажен длины и 5 ширины) с карасями и линями, так что рыбу можно ловить из окна.

Слева от окна стоит шкаф, сделанный по проекту Марии Павловны мелиховским столяром Никитой Слёзкиным в 1890-е годы. На полу лежит ковер писателя.

У окна – письменный дубовый стол. Антон Павлович часто работал в своей спальне по ночам: писал или готовил лекарства для больных крестьян. На столе керосиновая лампа, шкафчик настенный, медицинские пузырьки. Над столом висит работа художника Серегина П.И. «Пруд с избушкой на берегу». У западной стены кровать, покрытая пикейным одеялом.
Из воспоминаний младшего брата А.П.Чехова:

Из воспоминаний младшего брата А.П.Чехова:

«После обеда Чехов уходил в спальню, запирался там и обдумывал сюжеты, если его не прерывал Морфей».

«...Сижу я как-то после обеда у самого дома на лавочке, и вдруг выбегает брат Антон, как-то странно начинает ходить и тереть себе лоб и глаза. Мы все уже привыкли к его «дерганьям» во сне, и я понял так, что это его «дернуло» и он выскочил в сад, не успев еще хорошенько прийти в себя.
- Что, опять дернуло? – спросил я.
- Нет, - ответил он. –Я видел сейчас страшный сон. Мне приснился черный монах.
Впечатление черного монаха было настолько сильное, что брат Антон еще долго не мог успокоиться и долго потом говорил о монахе, пока, наконец, не написал о нем свой известный рассказ».



17. В коридоре нарядные итальянские окна, но света через них поступало мало, и Мария Павловна рассказывала, что на стене висели две керосиновые лампы, но и они не могли осветить этого длинного коридора. Иногда эту часть дома называли родительской половиной. Здесь были комнаты отца, матери и столовая.

В центре коридора большой старинный буфет, сделанный мелиховским мастером Никитой Слезкиным по заказу Чеховых. Уезжая в Ялту, Антон Павлович дарит буфет местному жителю, сельскому старосте, Прокофию Андриановичу Симанову, а в 1990-е годы он возвращается на свое прежнее место в доме.


18. Стоят вдоль стены сундуки-укладки – коренная русская утварь, в которой хранились вещи. 2 апреля 1892 года Антон Павлович пишет сестре: «Мать, наконец-таки, вытащила из своего сундука мое осеннее пальто». Рядом с сундуками два красивых кресла «в русском стиле», сделанные в мастерской Василия Петровича Шутова.

На Всероссийской художественно-промышленной выставке 1870 года в Петербурге кресло «Дуга, топоры и рукавицы» было отмечено бронзовой медалью и принесло мастеру широкую известность.

19
20
21

22. Павел Егорович Чехов - отец писателя (1825 - 1898). В шестнадцатилетнем возрасте, в 1841 году, он был выкуплен из крепостных помещика Черткова Воронежской губернии своим отцом Егором Михайловичем Чеховым. В 1844 году Павел Егорович переехал на жительство в г. Таганрог, где сначала служил по конторской части. В 1854 году П.Е. Чехов женился на Евгении Яковлевне Морозовой, дочери купца-суконщика из Моршанска. Спустя несколько лет открыл в Таганроге своё небольшое торговое дело. Чтобы дети могли учиться в гимназии, платил за третью купеческую гильдию.

Павел Егорович был очень религиозен, любил церковное пение, сам пел и руководил церковным хором, созданным им сам из местных кузнецов, простых неграмотных тружеников. Играл на скрипке, писал иконы. В семье часто говорил: "Талант у нас со стороны отца".

В 1876 году Павел Егорович разорился и вынужден был уехать в Москву, где со временем получил очень скромное место конторщика у купца Гаврилова, в Замоскворечье.

С переездом в Мелихово у Павла Егоровича появляется своя комната. В крсном углу стоит деревянный киот с иконами: верхняя - "Воздвижение Креста" - написана двоюродным дедом А.П. Чехова крепостным иконописцем Василием Михайловичем Чеховым; ниже "Николай Чудотворец" и "Святой Александр Невский".

У восточной стены стоит конторка, на которой лежит раскрытая Псалтырь. Т.Л. Щепкина-Куперник писала о Павле Егоровиче: "Он жил в свой светелке, похожей на монашескую келью, днем много работал в саду, а потом читал свои любимые "божественные книги" - огромные фолианты жития святых, "Плавила веры" и пр. Он был очень богомолен: любил ездить в церковь, курил в доме под праздник ладан, соблюдал все обряды, а у себя в келье отправлял один вечерню и всенощную, вполголоса читая и напевая псалмы". За этой же конторкой Павел Егорович писал письма детям, родным и вел свой знаменитый дневник - летопись мелиховской жизни. С самого первого дня он записывал в большую конторскую книгу ежедневно температуру воздуха, погоду, все события, происходившие в природе и семье.

В комнате висят пучки лекарственных трав. Отец помогал Антону собирать их для приготовления различных лекарственных настоек.


23. «Идешь в уютную столовую, видишь милые, приветливые лица. Сразу чувствуешь покой. В столовой с дешевыми обоями под дуб ждет нас горячий ужин», - вспоминала современница Чехова М.Т.Дроздова.

В центре комнаты обеденный стол, покрытый белой скатертью. На столе фаянсовый сервиз, Дрезден, конец XIX века, фирма «VILEROY&BOCH», принадлежавший семье Чеховых. В дневнике Павла Егоровича 24 февраля 1896 г. есть запись: «Утро -10. Приобщались прихожане, Батюшка и Псаломщик обедали. Приехали Лидия и Маша. Привезли Столовый Сервиз». Возле каждого прибора лежат салфетки членов семьи с вышитыми инициалами «М.Ч.», салфеточные кольца. Над столом лампа «Молния» с абажуром.

24. Во главе стола сидела Е.Я.Чехова, мать писателя; по правую руку от нее сидели Антон Павлович и Михаил Павлович; а на противоположной стороне отец Павел Егорович и Мария Павловна.

У восточной стены – буфет с посудой. В углу чайный столик с мемориальными вещами: чашка А.П.Чехова, сахарницы, щипчики для сахара, принадлежавшие Е.Я.Чеховой. Над столиком висят ученические работы Н.П.Чехова: «Фрукты в вазе» и «Натюрморт с французской булкой».


25. Этим колокольчиком домашние и гости созывались в столовую.


При создании поста использовались оригинальные материалы музея-заповедника. Продолжение следует...

Comments

( 3 comments — Leave a comment )
sarah_zitserman
Jul. 31st, 2014 01:11 pm (UTC)
Очень интересно оказалось, хотя я вообще дома-музеи не люблю =))) Шла в пост, чтобы сказать: "Свою первую цветную пленку я начала именно рядом с домом Чехова" =) (и тогда мне казалось, что каждый кадр будет шыдевром))
Потом увидела про Марию Чехову и поняла, что очень соскучилась по широким, крупным "масляным" мазкам (а тут у меня инструмент только светописный + альбом для графики)... Эх...

И начала рассматривать всякие штучки =))
foto_programmer
Jul. 31st, 2014 01:25 pm (UTC)
В домах-музеях бывают довольно сложные условия для съемки. Тем интереснее там снимать. Я вообще люблю снимать разные предметы, которые там обычно есть, например старые пишущие машинки.

Сегодня видел серию фоток у одного товарища, он снимал в технике HDR, весьма интересно получилось на мой взгляд. Вот ссылка:

http://deadokey.livejournal.com/102342.html

sarah_zitserman
Jul. 31st, 2014 01:30 pm (UTC)
Мм... Возможно =) Это направление не совсем мое (хотя пробовала, и даже был не очень длинный период, когда я на хдр "плотно сидела").

В самом музее я не снимала, мне в музей тогда не хотелось =) Вот в посте увидела, и теперь захотелось =)
А условия да, условия сложные, потому что стекло отсвечивает, вспышку нельзя, темновато и т.д. Помню, снимала на Урале в музеях.. еле-еле. Вышел всего один достойный репортаж, и я благополучно потеряла эти фото на сдохшем харде. "Шикарно" =)))
Теперь понимаю, что можно было бы обыграть блики и пр. - когда они не портят кадр, а наоборот, привносят "украшения" (привлекающие взгляд). Ведь без таких условий (полумрак + освещение витрин либо отсветы, либо и то, и то + отражения + проч.) были бы просто кадры "в лоб" ("вот чернильница", "вот перо", "вот кресло"). И отталкиваешься не от "исторической правдоподобности", не ставишь себе целью показать каждую чашечку во всей ее красе, а "создаешь атмосферу" (ну, что-то в этом роде)))
( 3 comments — Leave a comment )

Profile

foto_programmer
Владимир

Latest Month

November 2017
S M T W T F S
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930  

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by Tiffany Chow